«Каждые 20 метров были разделены между браконьерами»

Автор:редактор "Зеленый лист"

«Каждые 20 метров были разделены между браконьерами»

мастер-класс Ивана Русева по борьбе с нелегальными охотниками и рыбаками

«Зеленый лист» в очередной раз присоединился к команде волонтеров, которые помогают сотрудникам Национального парка «Тузловские лиманы» бороться с браконьерами. Иван Русев, начальник научного отдела парка, рассказал о том, как благодаря добровольцам удалось сломить сопротивление «нелегалов», а также раскрыл основные проблемы, с которыми сталкиваются защитники природы. Бездействие полиции, «крышевание» браконьеров местной властью, фермеры и нечистоплотные предприниматели, готовые ради наживы уничтожить все живое. Но все же, несмотря на трудности, Национальный парк живет и постоянно встречает друзей: исследователей, любознательных школьников и экологических туристов. 

Без помощи ходить в рейд может быть опасно

— Для проведения рейдов мы приглашаем волонтеров. Таким образом мы можем показать браконьерам, что нацпарк – серьезная организация, которая может дать отпор тем, кто нарушает законодательство. У нас есть госслужба охраны, туда входит начальник, шесть инспекторов, восемь природоохранников. Возглавляет госслужбу охраны директор Инна Выхристюк. Во время последних операций, как дневных и вечерних, мы увидели, что существует огромное сопротивление браконьеров. Нам не под силу с ними справиться. Оружия у нашего парка нет. Один только ствол у меня. Я его получил как журналист после того, как мне браконьеры сломали три ребра. Когда браконьеры видят, что мы сами, они начинают нам угрожать. Инспектору одному страшно делать такую работу. Вот мы и решили самоорганизоваться и провести серьезный рейд вместе с волонтерами.

Совместно с волонтерами поймали две группы браконьеров

-Перед рейдом произошла утечка информации. Во-первых, телефоны просушиваются. Мой прослушивается, с тех пор как только я стал директором. Телефон нынешнего директора Ирины Выхристюк, также. К тому же, есть сотрудники, которые играют на два фронта. Они всегда были. Их сложно вычислить. Вот и перед этим рейдом произошла утечка информации. И вчера ночью ни одного браконьера мы не увидели. Это, конечно, исключение. Мы нашли много браконьерских сетей. Зато утром браконьерам не повезло. Волонтеры вместе с начальником охраны поймали две группы. Одна ловила рыбу. Изъяли немало сетей. Вторая охотилась на пернатую дичь. Мы их знаем, они из Черноморска. Мы их неоднократно предупреждали, но ни разу не могли поймать. А в этот раз поймали – и с ружьями. А мы можем изымать ружья. Не можем только хранить у себя. Сегодня привлечена полиция, чтобы расследовать вопиющие факты браконьерства. Ведь охотники-нелегалы убивают очень много птиц, в том числе, занесенных в красную птицу.

Охота – атавизм 21 века

-Как у хищных животных есть инстинкт добывать пищу для себя, так и у охотника есть внутренняя потребность просто стрелять. Большинство охотников выходят с ружьем, чтобы просто порезвиться. Горько то, что они получают удовольствие от убийства живого зверя, птицы. Это атавизм 21 века, рано или поздно он исчезнет. К тому же, они охотятся на территории природно-заповедного фонда. Государство создало такие территории во благо будущего человечество и для самой биосферы. Эти люди этого не понимают. Для того, чтобы они понимали, мы делаем не только карательные операции. Мы занимаемся экологическим образованием, воспитанием. Просвещаем людей, особенно детей. Природа — это наш храм, а не мастерская, как нам говорили раньше.

Не все, кто ловит рыбу без документов, злостные браконьеры

-У всех, кого мы нашли во время рейда, мы требуем документы: выясняем, на каком основании они находятся на территории парка. Особенно в ночное время. Люди, как правило, не имеют документов. Со злостными нарушителями не церемонимся. Составляем протокол. Если браконьер сопротивляется, можем надеть наручники, ведем в отделение полиции либо в сельсовет, чтобы установить личность. Но есть обычные рыбаки, которые на этих водах издавна ловили рыбу. Он вышел с сеточкой, поставил ее и просто получает удовольствие от того, что ловит и просто съедает эту рыбу. Когда мы пришли нашей командой в национальный парк, то предложили министерству экологии, областным властям, районным и Госрыбагентству проект правил традиционного рыболова. Не того, который промышленными способами ловит рыбу и торгует. А для такого, как «пеликан». Он поймал рыбу, он ее съел. Он является частью этой экосистемы. Такие рыбаки исторически гармонично сосуществовали с ней. Но никто нас не поддержал. Из-за этого очень горько. Например, в Румынии есть такие правила, по которым местный житель может получить разрешение через интернет. Оплачивает его, получает квитанцию. У него одно орудие лова, свой участочек. Инспектора, если надо, его контролируют, считают рыбу. У нас этого нет. Мы вынуждены всех, кто выходит на эту воду, считать браконьерами. Но параметры ущерба от «пеликанов» и злостных браконьеров просто несопоставимы. 

Злостные браконьеры не только уничтожают рыбу, но и лиманы

-Лиманы постепенно мелеют. Формировались они исторически. Малые реки, которые вливались в Черное море, образовывали дельты. И когда дельта встречалась с морским сопротивлением, появлялась коса. В этой дельтовой части формировались лиманы. Но за последние 70 лет все малые реки практически погибли. Нет стока со стороны материка. Раз нет стока, нет давления воды с материка на море, и эти косы не прорываются. Море периодически открывает косу в нашу сторону, но если оно открывает, то рыбаки традиционно закрывают. Они хотят иметь один выход, чтобы успеть выловить рыбу, которая зашла на нагул. Это в основном кефаль, самая ценная рыба. И есть нечистоплотные предприниматели, один из них Могильников — депутат райсовета. Он закрыл прорву, мы же не могли ее открыть. Писали в полицию, но никто нам не помогал. В конце концов, мы открывали ее своими силами. Но ночью приезжала его техника, и все равно закрывала. Из-за отсутствия водообмена лиманы мелеют. Из-за глобальных климатических изменений, которые дают большую жару, быстро испаряется вода на мелководье. А мелководье – ценнейшая часть наших лиманов. Здесь огромное разнообразие жизни. Например, та же кефаль и мелкая кефаль особенно ей здесь очень много детрита – это биологическая пыль. Все, что погибает, превращается в мелкую пыль, и кефаль его просто пожирает. И другие виды тоже. На глубине не такое качество жизни, кефаль не так растет. Уже в этом году мы потеряли около 6 тысяч гектаров таких мелководий. Они высохли, на них нет жизни. Если мы вспомним, то на Куяльницком лимане когда-то тоже была рыба, а сейчас нет вообще. Здесь может быть тоже самое. Рыба может исчезнуть. Поэтому человек должен помогать природе. Мы надеемся, что местные жители, благодаря нашей работе, прозреют – и вместе мы будем помогать парку.

Как добиться доверия местных жителей

-Есть на территории парка такое место – Тузловская Амазония. Когда я был студентом и приезжал сюда, то поражался огромному количеству птиц. Но когда начиналась охота, браконьерство, здесь все исчезало. Когда создали парк, я надеялся, что здесь будет порядок. Но порядка не было. Парк существует пять лет. Когда меня поставили сюда директором, я поставил себе задачу – искоренить здесь браконьерство и наладить отношения с местными жителями. Было очень сложно. Здесь были точки браконьерские. По рыбе каждые 20 метров были поделены между конкретными людьми. В основном, бывшими ментами, которые курировали это дело. Были охотничьи логова, где-то 25 «скрадков» охотничьих в разных местах. Была борьба около года. Как-то ключевой браконьер по фамилии Горбуров, хотел спалить инспекторов вместе с собой, потому что его нашли и составляют протокол. Но благодаря волонтерам, которых было 30 человек, его удалось задержать. При том, что была полиция, но они не реагировали. После этого произошла переломная ситуация, и браконьерство стало здесь исчезать. Мы вывезли ржавые, гнилые, провонявшиеся вагончики браконьерские и поставили здесь кордон. Тут круглосуточно дежурят два инспектора. Они не позволяют охотиться. И здесь рай для птиц. Мы очень гордимся, что смогли на маленьком участочке этой территории навести порядок. Когда местные жители увидели, что мы побороли браконьеров, многие стали доверять парку. Поняли, что парк это сила, парк это люди, которые не декларируют, а действуют. И парк это не коррупция, которая здесь все крышевала. Сегодня кого ни возьми: рыбинспекцию, пограничников – все это крыша для браконьеров. Так что нам приходится еще и с этими госструктурами бороться.

Власть не заинтересована в том, чтобы наказать браконьеров

-Мы как парк можем задерживать браконьеров, но не можем вести следственные действия. Это самая хрупкая часть. Следствие заваливает все. А они все покрывают, потому что исторически здесь всегда была коррупция. Власти коррумпированы, полиция коррумпирована. Все повязаны. Полицию надо кардинально менять. Все структуры должны работать на государство. А сейчас мы как общественная организация воюем с государственными. 

Перелетным птицам негде отдохнуть: поля распахали

-Здесь мы наблюдаем очень жаркое лето, суховеи, которых здесь раньше не было. Из-за жары идет мощнейшее испарение. Растения не получают достаточно влаги. Скорее всего, здесь надо культуры другие высаживать. Традиционно тут был виноградник. Его надо выращивать. Может, какие культуры исключить. Для наших лиманов мы должны сохранить экосистему. Мы сохраняем степные участки, потому что они являются кожей для наших лиманов. Когда я стал директором, 80% территорий прибрежных было распахано. Нам за четыре года удалось через разные структуры: СБУ, прокуратуру, полицию, добиться того, чтобы фермеры оставили нашу территорию. Вначале мы убеждали, раздавали листовки, разъясняли фермерам, какой ущерб они наносят, какие виды, которые могут вам же помочь на ваших же землях, вы теряете. Но никто не понимает. Наверное, кто-то не учился в школе, а кто-то просто пофигист, для которого главное – богатство. Один районный депутат по кличке Осман захватил Журавлиное поле. Представляете, летят журавли через Черное море, они должны прилететь и сесть на какое-то дикое поле, где есть какая-то пища для них. А фермеры его разворовали. Но все же нам удалось решить эту проблему. Этому фермеру насчитали несколько миллионов штрафа через суд, они испугался, а остальные стали отступать. Я был вчера не этом поле и увидел, что оно не распахивается, там дикая растительность. Хотя, конечно, оно будет еще десятки лет восстанавливаться. То есть, из этих 80% мы отвоевали 20-25% обратно. Это тоже помощь в стабилизации климата.

Наука, охрана, просвещение и туризм

-У нас есть четыре направления работы. Научное, одно из самых важных. На базе научных исследований, даются рекомендации, что, сколько, когда можно изымать. Следующее направление – охрана территории. Третье – экологическое просвещение. Четвертое – рекреационное. Привлечение и просвещение туристов. 

Для того, чтобы дать оценку ресурсам парка, у нас работает пять научных сотрудников. Один – по изучению растений и моллюсков. Второй изучает птиц. Третий – амфибий, рептилий и млекопитающих. Четвертый – насекомых. А я являюсь начальником этого отдела, веду общий мониторинг ситуации. Занимаюсь оценкой состояния водно-болотных угодий, изучаю гидрологические параметры, то, как вся эта экосистема функционирует. Эти пять сотрудников дают научный материал, оценивают ущерб от браконьерства, от природопользования, дают экспертные заключения. Если, например, мы поймали браконьеров с дичью, мы должны дать полиции заключение, что это за виды, являются ли они редкими, какой ущерб государство должно насчитать Ущерб от нанесения вреда бывает огромный. Потом эта оценка ложится в основание всего ущерба, который идет в суд. Но, к сожалению, суд часто становится на сторону нарушителей.

«Каждые 20 метров были разделены между браконьерами»_2

«Летопись природы» в национальном парке

Задача всех национальных парков мира, прежде всего, вести летопись природных процессов. Все, что происходит в природе, надо фиксировать и регистрировать. Этот материал может лежать в основе прогнозов, которые по многим направлениям печальны. Очень много редких видов животных исчезает. Это прикладное направление нашей науки. Есть фундаментальное направление. Мы изучаем, каким образом функционирует вся система, какие новые знания мы можем получить в природе. Иногда мы открываем новые виды, которые охотнику или рыбаку не нужны. Но эти виды могут играть ключевую роль в экосистемах. И мы эти факты накапливаем, пишем научные статьи, представляем их на форумах. Также парк является проводником выполнения международных конвенций. По нашему парку подписано четыре важных конвенции. Рамсарская — самая первая конвенция на планете, которая охраняет водно-болотные угодья. Здесь у нас их 19 тысяч. Боннская конвенция, которая изучает миграцию птиц, дельфинов. Мы тоже обязаны за этим следить. Бернская – охрана ландшафтов. И четвертая конвенция Рио-де-Жанейро по охране биологического разнообразия. Мы собираем любую информацию, которая касается природных процессов, заносим ее в книгу, которая называется Летопись природы национального парка «Тузловские лиманы». Каждый год издается такая книга в одном или двух томах. Она передается в Министерство как в архив. Со временем она будет в электронном виде, и с помощью вычислений можно будет давать прогнозы.

С кем сотрудничает Национальный парк

Мы имеет договора о научном сотрудничестве с Институтом морской биологии АН Украины. Там есть специалисты, которые приезжают к нам со своими учениками. Мы вместе изучаем гидробиологические процессы. Также договор с украинским НИИ противочумных инспекций. На нашей территории изучаем опасные инфекции. Молодые ребята совместно с ветеринарами следят за фауной, берут пробы от птиц, от павших животных, исследуют на инфекции. У нас есть договор с ОНУ имени И. И. Мечникова, но студентам не выделяют ни копейки для проезда. Также к нам приезжает много детей. Из школ района и из области. Дети могут проводить свои исследования, с ними работают ученые. Мы о парке пишем каждый день, информируем наше общество. О нас знают, интересуются, заказывают экскурсии. 

Нет браконьеров – есть туристы

Одно из наших направлений – туризм. Наш регион с его лиманами – это будущее экологического туризма. Но наши турагенства лучше заработают на том, чтобы отправить наших туристов за границу, чем будут вкладывать здесь. Но надо создавать возможности здесь. А как ты что-то создашь, если у тебя браконьеры везде стреляют. Поэтому первой задачей для нас было наладить порядок. Чтобы парк был известен, чтобы его стали уважать, чтобы он стал флагом для туристов. И вот уже в этом году мы имели 25-30 групп.

* * *

“Зеленый лист” — старый друг Национального парка “Тузловские лиманы”. Сегодня зеленые активисты продолжают помогать парку развиваться. Иван Русев, Ирина Выхристюк, волонтеры и друзья со всего мира вместе строили острова для птиц, помогали защищать парк об браконьеров и нечистых на руку предпринимателей, открывали Кардон и представительство парка в с. Тузлы. 

На сайте “Зеленого листа” мы будем и далее освещать работу неутомимых защитников природы.


Об авторе

редактор "Зеленый лист" editor

Оставить ответ