Что мы все получим вместо пляжей

Автор:Алена Балаба

Что мы все получим вместо пляжей

21 января 2018 года в здании одесской мэрии общественность знакомилась с материалами «Проекта землеустройства по организации и установлению границ территорий земель водного фонда и водоохранных зон вдоль Черного моря на территории г. Одессы».

Часть этих материалов была сфотографирована, в том числе и Заключение Министерства экологии и природных ресурсов, выданное проектировщику – ООО «ИНАГРО ГРУПП», за подписью заместителя министра Полуйко В.Ю. В нем многое интересно, при чем, думаю, не только одесситам, но и правоохранительным органам, но об этом позже. Как уже не раз писалось, ст.88 Водного кодекса предписывает, что земли прибрежной защитной полосы могут находиться исключительно в государственной или муниципальной собственности. Также, именно Водным кодексом, ничем иным, определяется минимально возможная ширина прибрежной защитной полосы на всех категориях земель, кроме земель водного транспорта – не менее 100 м. Таким образом, Одесса в своих границах имеет около 210 га пляжной зоны, земля которой является муниципальной или государственной. Такие положения закреплены ВКУ с 05.01.2011 г. и, как минимум с этого времени, любой кусок земли в 100 м от воды не мог быть приватизирован абсолютно законно.

Вот только не всех это устраивает. За то время, пока проект определения границ прибрежной защитной полосы не был создан, хоть это и не отменяет положений Водного кодекса, многие «крутелики» сумели обустроиться на этих землях. А некоторые даже обзавелись актами землеотвода с различными, но незаконными целевыми назначениями, и считают эти земли своей частной собственностью. Происходило это по-разному. Когда с применением «невразумительных» разрешений, подписанных соответствующими должностными лицами, а когда и решениями различных коллегиальных органов местного самоуправления. Все эти способы известны под обобщающим определением — «схемы».

В ряде случаев использовались суды, когда временные сооружения «улучшались» до состояния капитальных, вводились в эксплуатацию, а затем, судебными решениями, земля под ними признавалась частной собственностью. Естественно, что все это получалось только у тех лиц, которые «могли себе позволить». Вот именно эту категорию граждан и «обслуживает» данный Проект. Он предусматривает, вопреки закону, оставить в государственной и коммунальной собственности только 69 га из однозначно определенных ВКУ 210 Га. Т.е. фактически украсть у одесситов и всех украинцев 141 Га побережья. Подчеркну, украсть из государственной или коммунальной собственности.


Основным распорядителем земель водного фонда, в том числе и прибрежной защитной полосы с пляжной зоной, является Министерство экологии и природных ресурсов. Именно поэтому их заключение заинтересовало нас в первую очередь. И что же мы увидели? Человек, назвавший себя заместителем министра Полуйко В.Ю. и подписавший заключение, не только «считает возможным» такое разворовывание, но и демонстрирует редкий правовой нигилизм – не только проект нарушает законодательство, его нарушает текст заключения.

Во-первых, проект водоохранных зон, выполненный согласно порядка установленного КМУ, не может устанавливать границ прибрежных защитных полос. Их устанавливает только отдельный проект выполненный в порядке, установленном законом( аб.8, ст.88 ВКУ).


Во-вторых, откроем глаза специалисту, в Генплане нет прибрежных защитных полос и он их не определяет, потому что не было проекта из пункта «во-первых», которого по сей день не существует. В Генплане содержатся личные фантазии проектировщика, которые не караются законом, о чем честно сказано в «легенде» того самого чертежа, где они нарисованы. Проверьте, господин Полуйко. Возможно удивитесь.

В-третьих, в Зонинге нет границ прибрежных защитных полос, потому опять же, что проекта нет(см. «во-первых» и «во-вторых»), а то что намалевано в чертеже, перекочевало из Генплана под видом «соблюдения» его решений, хоть сами те решения являются незаконной фантазией. Однако, открою глаза замминистра еще и на то, что в Зонинге есть еще и текстовая часть, которую он наверняка не видел. Потому, что если бы он ее видел, то знал бы об еще одной версии границ прибрежной защитной полосы – версию Департамента экологии и природных ресурсов Одесской облгосадминистрации, которая выделяет под нее гораздо больше, чем даже 210 га.

В-четвертых, как точно заметил господин Полуйко, пляжная зона устанавливается в границах прибрежной защитной полосы(ст. 88 ВКУ, как верно заметил замминистра), но почему-то забыл, что ее минимальная ширина жестко определена все той же ст. 88 ВКУ аб.10 – не меньше 100 м. Так что установленная законом ширина пляжной зоны определяет минимальную ширину прибрежной защитной полосы, а не наоборот, как это «кажется» г. Полуйко В.Ю. Что это — тупость или мошенничество? Лично я не верю, что господин Полуйко не знает или не понимает написанного в законе. А верю я в иные мотивы, с которыми следует разбираться правоохранительным органам.


Можно еще долго перечислять все «перлы» этого документа, но для понимания сути претензий достаточно указанных. А еще нужно почитать ВКУ и понять, что единственный законный способ установить границы прибрежных защитных полос – отдельный проект, специально для их определения, которого нет.
Очень умилительно звучит резолюция сего документа, в котором нарушены все без исключения пункты ст. 88 Водного кодекса: «вважаю за можливе погодити Проект за умови дотримання статей … 88 ВКУ …». Странно, что чиновнику высшего ранга не приходит в голову, что всем без исключения его «выкрутасы» видны. Всем понятно, что нельзя согласовывать проект, содержащий нарушения, которые ты сам в своем заключении указываешь, как недопустимые. Странна убежденность чиновника в том, что если он написал «не нарушать», то он сразу становится невиновным и его не посадят. Или может у него тоже есть основание полагать, что он «может себе позволить».


На первый, беглый взгляд, документ может показаться не подлинным. Действительно, «шапка» бланка не заполнена, нет исходящего номера и даты, отсутствуют реквизиты адресата. Проходил ли он канцелярию? Или, как это иногда случается, является подделкой? Однако, если посмотреть на нижнюю страницу первого, не подписанного листа, там можно обнаружить и номер, и дату электронного документооборота. Но разве подобные изображения, как и бланк министерства, в эпоху цифровых технологий являются доказательством подлинности? Не знаю. Тут, как говорится, следствие покажет.


А пока у следствия паралич и прибрежные территории покрываются «нахалстроями», которые до поры до времени не замечает власть и которые время от времени сносятся «активистами». Не замечает потому, что сама создала те «невразумительные» бумажки, которые якобы свидетельствуют о законности. Но «законность» эта никогда не была окончательной. И не будет, пока не утвержден тот самый «Проект землеустройства по организации и установлению границ территорий земель водного фонда и водоохранных зон вдоль Черного моря на территории г. Одессы», о котором господин заместитель министра Минприроды, органа уполномоченного защищать интересы государства в сфере охраны водных ресурсов, Полуйко В.Ю. не написал «считаю возможным согласовать». А вот после этого очень трудно будет доказать, что побережье изъято из государственной или коммунальной собственности незаконно.

Не знаю, должно ли утешать одесситов то, что кражу у них побережья столичные чиновники Минэкологии «считают возможным». Не знаю и как себя поведут одесситы, когда это вскроется. Хочется думать, что любовь одесситов к морю и городу не позволит им смириться с этим очередным, а в отношении побережья, уже последним произволом.

>

Автор — Юрий Никитин

Об авторе

Алена Балаба author

Оставить ответ