Громадська організація «Зелений лист»

Гнойник у моря, или кто помогает «Варде Плюс» разорять побережье

В последние дни августа 2021 года две общественные организации — «Зеленый лист» и «Сохраним Одессу сами» — обратились в Государственное бюро расследований с заявлением о преступлении, которое касается злоупотреблений должностных лиц при подготовке и осуществлении строительства якобы яхт-клуба компанией ООО «Варда Плюс».

В этом заявлении фигурируют десятки чиновников, в том числе – из Одесского горсовета, многие из которых являются фигурантами другого громкого дела, которое сейчас расследует НАБУ (незаконное завладение активами территориальной громады Одессы и отмывание незаконно полученных денег).

И это не совпадение. На протяжении многих лет одни и те же лица, в интересах частных структур, неправомерно выводят из коммунальной собственности особо ценные активы, в первую очередь, землю, по ничтожной цене, маскируя это под аренду.

Даже привыкшие к сплошному произволу и правовому нигилизму чиновников одесситы будут удивлены, узнав о количестве махинаций и их участниках. На наш взгляд, история строительства – это яркий символ разложения как городской, так государственной власти.

Историю эту не удастся изложить в одной статье. Вашему внимаю часть первая – «физкультурно-общественная».

Что «завалилось за подкладку»

Ласковое одесское море всегда притягивало к себе людей. На всех места, конечно, не хватало, но кое-кто мог себе позволить. В 19 веке жилье вблизи моря практически не строили: может, умнее были и осторожней, а может, просто моральней. Но дач на склонах было немало. Оползневые процессы 20 века, уносившие в море городскую землю гектарами, внесли некоторые коррективы в Одесскую жизнь и архитектуру, разрушая целые улицы и снося дачи знати, как была снесена оползнем 1918 года дача Ланжерона, от которой осталась одна арка входа. С тех пор и до начала 21 века у самого моря строили только «времянки», бытовки, «курени», которые обслуживали отдых на воде – лодочные станции. Было их довольно много, о чем свидетельствуют фотографии того времени.

Такая станция была и на пляже, который находится по ходу спуска Малоаркадийской дороги, а ныне Французского бульвара. Скорее всего, на приведенной ниже фотографии с сайта www.etoretro.ru, опубликованной Вадимом Величко, именно эта станция в 1959 году. Уж очень похоже и очень многое сходится.

А еще в Одессе было спортивное общество (СО) «Динамо». Тогда все спортивные общества были ведомственными. «Локомотив» принадлежал железнодорожникам, СКА — армии, «Буревестник» считался студенческим, ну, а «Динамо» было милицейским. Хотя это не означало, что в любом из них не мог заниматься любой житель. На спорт в советские времена ничего не жалели, считалось, что он несет на международном уровне важную идеологическую функцию – демонстрирует преимущества социалистического строя.

И вот однажды в СО «Динамо» решили, что им нужна лодочная станция на море. Не яхт-клуб, а именно лодочная станция. Для какого вида спорта она предназначалась, можно только предполагать. В 60-е годы прошлого столетия вдруг обрел популярность совсем не олимпийский вид спорта, совершенно не представленный на международном уровне. Это были шлюпочные переходы. Причем, особую популярность они получили почему-то в милиции. В Интернете легко можно найти фотографии с таких переходов, например, шлюпочного перехода николаевских милиционеров в Одессу. Вот, наверное, для них и строили, потому, что иначе пришлось бы предполагать, что станция нужна для обслуживания моторных катеров милицейского начальства.

И вот, 5 мая 1960 года Исполнительный комитет Одесского Городского Совета депутатов трудящихся принял решение №349, которым, в числе прочего, решено отвести СО «Динамо» при УВД Одесского облисполкома «земельный участок площадью 1000-1200 кв. м. с расположенными на нем зданиями на прибрежной полосе по границе с пляжем санатория «Россия» для организации водной станции, без права капитального строительства, без ограждения участка и береговой полосы, для обеспечения свободного доступа трудящихся к морю».

Вот такой «землеотвод»! Почти до конца 90-х решение выполнялось неукоснительно, лишь появилось ограждение, в основном из сетки «рабица», но доступ на пляж оставался свободным вплоть до последних событий.

Не знаю, в ходу ли тогда были госакты, проекты землеустройства и прочая атрибутика земельных отношений, но практика показывает, что многие «отводы» тех времен оформлялись исключительно решением исполкома, а приобрести имущественные права на что-либо, не укладывающееся в рамки «личной собственности», было вообще не реально. Тем более, зарегистрировать эти права. Именно в силу таких «отводов» и полного «пофигизма» чиновников местного самоуправления в годы независимости, мы сегодня не имеем границ большинства парков.

Что до имущества, то все, что не «личное» — это «народное», социалистическое: приняли решение дать — и дали, приняли решение забрать — и забрали.

Но с наступлением рыночных отношений и появлением частной собственности, конечно же, оформлением надо было озаботиться. Однако, как указал Верховный хозяйственный суд уже сейчас, в марте 2021 года, «право пользования земельным участком собственника недвижимого имущества в установленном законом порядке оформлено не было».

Скорее всего, отведенные вместе с участком здания не сохранились, потому что уже в июне 1961 года все тот же Исполком Одесского городского совета принял решение №391 «О благоустройстве Приморского парка», которое предусматривало не только запрет строительства на склонах, но и снос построенного.

Полностью это решение не было реализовано, потому, что в 1963 начались масштабные берегоукрепительные работы, включающие в себя уположивание склонов. Строительные работы коснулись и водной станции, причем достаточно серьезные работы. На ее территории был сооружен портал одной из подземных штолен (№5), предназначенный для сброса в море почвенных вод, собранных из-под Гагаринского плато. Впрочем, не исключаю, что что-то из первоначальных строений могло сохраниться.

Парк же появился и был официально учрежден в 1968 г., после берегоукрепления, и просуществовал по документам до 2004 г. Назывался он «Юбилейный», однако его прошлое, настоящее и будущее явно достойно отдельной статьи.

По прошествии лет трудно сказать, когда появился здесь забор — в конце 90-х или в начале 2000-х, трудно также установить, кто его поставил и были ли на него документы. Ясно только, что сделал это тот, кто мог себе это позволить, потому что огородил он около 3500 кв. м. городской земли, а отнюдь не «отведенные» 1200. Сделать это могли как УВД, так и свежая общественная организация с названием – «Одесская областная организация физкультурно-спортивного общества «Динамо» Украина», зарегистрированная в 2005 году. Как бы курьезно это ни звучало, возможно, именно этот забор спас лодочную станцию от застройки еще во «второе пришествие» в качестве мэра Одессы Эдуарда Гурвица, в 2006 году. Впрочем, может, и не сам забор, а его, так сказать, «ведомственность». Тогда многократный вице-мэр Михаил Кучук провозгласил публично, что имеет планы на застройку всех склонов, от Ланжерона до 16 ст. Б. Фонтана.

В эти годы, в отличие от первого правления Гурвица, когда подобные планы только вынашивались, торговать прибрежной землей стало не страшно, и Кучук лично исследовал склоны в поисках участков, которые можно продать. На земельных аукционах в 2006-2007 года было продано немало прибрежных земель, которые Водный и Земельный кодексы запрещали и запрещают отчуждать из государственной или коммунальной собственности, и все это еще предстоит возвращать из незаконного владения, когда прокуратура захочет и научится работать.

В числе прочих участков, была продана земля под «рондинской стройкой», ныне «Мегалайн», на пляже и земля на 13-й Б. Фонтана, где строится «Ле-мэр», да много еще чего. А вот водная станция за забором «устояла».

Что плохо лежит

В 2017 году тихое существование водной станции вдруг превратилось в бурлящий поток. Вдруг у нее появился собственник, причем, стала им общественная организация. Дальнейшее изложение эпизода присвоения ею недвижимого имущества основано на фактах, установленных судом по делу №916/570/18.

21.11.2017 года государственным регистратором КП «Регистрация недвижимости и бизнеса» (Ивановский район, село Павлинка) Морозовой О.С. принято решение о регистрации права собственности на нежилые помещения площадью 309,2 кв. м. по адресу Французский бульвар 1/5 за Общественной организацией «ООО ФСО «Динамо» Украины». Замечательно да? Имущество, принадлежащее изначально городу, переданное государственному учреждению … Может, МВД его продавало? Или вносило в уставной фонд? Потому что предполагать правопреемственность какой-то общественной организации на имущество УМВД вообще смешно.

Досье сервиса youcontrol  говорит, «ООО ФСО «Динамо» Украина» имеет негосударственную форму собственности и размер уставного фонда 0,00 грн, а единственным его учредителем является другая общественная организация – Общественная организация спортивно-физкультурного общества «Динамо» Украина, зарегистрированная в Киеве. Эта киевская организация, в свою очередь, также имеет нулевой уставной фонд и негосударственную форму собственности, а учредителями являются члены организации. Так на основании каких документов имущество, являющееся по всем признакам коммунальным или государственным, вдруг было зарегистрировано за «общественниками»?

Согласно реестру, основанием для регистрации права собственности послужили: письмо УМВД Одесской области №01/47 от 24.03.1997 г., справка Укрпочты №07/65001/322 и технический паспорт, изготовленный ФОП Мойсеенко В.В. 02.02.2018 г. (т.е. на момент регистрации 21.11.2017 его не было). Казалось бы, не только государственного регистратора О.С. Морозову, но даже рядового обывателя должно было насторожить, что письмо 1997 года создает собственность общественной организации, зарегистрированной в 2005 году. Но О.С. Морозову не насторожило.

Однако ГУНП Одесской области письмом №210 от 27.02.2018 ответил прокуратуре, что не могли они давать каких-либо писем о регистрации объекта недвижимости ОО «ООО ФСК «Динамо» Украина», которая им не подчинена. Оказалось, что письмо это было вовсе не от УМВД, как выяснил и особо подчеркнул Хозяйственный суд Одесской области в решении от 31 июля 2018 г. по делу №916/570/18, а от Областного совета физкультурно-спортивного общества «Динамо» Украины. И речь в этом письме вообще не шла ни о каких объектах недвижимости, тем более, по адресу Французский бульвар, 1/5.

Через две недели, 06.12.2017, все та же госрегистратор Морозова О.С. вносла в реестр изменение адреса с Французский бульвар, 1/5 на Французский бульвар, 68. Зачем это понадобилось, мне неведомо. Особенно непонятно стало, когда еще один небезызвестный одесситам регистратор, Махортов И.А. из КП «Регистрационная служба Одесской области» (Великомихайловский район, с. Великоплоское), 09.02.2018 г. поменял Французский бульвар, 68 обратно на Французский бульвар, 1/5, а заодно и уменьшил площадь зданий с 309,2 до 303,1 кв.м. Возможно это произошло потому, что 02.02.2018 г. у зданий водной станции появился техпаспорт, изготовленный ФОП Мойсеенко В.В.

Возможно, руководитель ОО «ООО ФСК «Динамо» Украина» Иванов А.Н. и не знал, что государственная регистрация не является способом получения права собственности на недвижимое имущество (постанова Верховного Суду от 24.01.2020 р. по делу № 910/10987/18), хоть ЗУ «О регистрации имущественных прав на недвижимое имущество и их обременений» прямо об этом говорит, но вот государственные регистраторы Морозова О.С. и Махортов И.А. точно должны были знать, что для регистрации права собственности такое право должно уже быть и быть подтверждено определенными документами. Должны были знать и о том, что ни письмо, якобы, от УМВД Одесской области, ни справка ПАТ «Укрпочта», ни техпаспорт, согласно постановления КМУ № 1127 от 25.12.2015 года, устанавливающего порядок регистрации, не подтверждают право собственности на эти здания и не дают возможности установить, как оно возникло.

Таким образом, ОО «ООО ФСК «Динамо» Украины» незаконным способом получило здания, а ее руководители, сначала Иванов А.Н., а затем Черкасова О.И. получили возможность стать подозреваемыми в присвоении обманным путем по предварительному сговору группы лиц недвижимого имущества, что привело к значительным убыткам Одесской территориальной общины (ч. 2 ст. 190, ч. 4 ст. 358 и ч. 1 ст. 364¹ УК Украины). Но тогда не стали.

Государственные же регистраторы Морозова О.С. и Махортов И.А. также получили шанс быть обвиненными в злоупотреблении полномочиями, которые принесли существенный убыток (ч. 1 ст. 365² УК Украины). Правда, правоохранителей эта, криминальная часть истории, не интересовала еще почти два года, до 18.11.2019, пока не начались гражданские протесты.

Здесь играем, здесь не играем

Считать, что прокуратура была не в курсе происходящего, не получается потому, что нарушение прав громады в лице горсовета они заметили и 28.03.2018 г., меньше, чем через два месяца после незаконного «отжима», подали иск в Хозяйственный суд Одесской области, на материалы которого автор и ссылается. Позволила это сделать прокуратуре полная бездеятельность Одесского городского совета и в первую очередь Директора Департамента коммунальной собственности Алексея Спектора. Это тянет как минимум на халатность (ст. 367 УК), особенно с учетом того, что некоммунальная собственность возникла на коммунальной земле. Скажете, что он не знал? Так он узнал, причем, точно до начала суда, т.к. дал прокуратуре ответ письмом № 0119/708-06 от 02.03.2018 о том, что каких-либо решений о собственности или пользовании земельной площадкой под зданиями Одесским горсоветом не принималось. Скажем больше, пользование земельной площадкой, что является обязательным для существования объекта недвижимости, с 1960 года не оформлялось. Ни по Кодексу 1922 г., ни по Кодексу 1970 г., ни по Кодексу 1990 г. Но это же УМВД, им же можно?

Уже 07 августа 2018 года Хозяйственный суд Одесской области в лице судьи Демешина А.А. удовлетворил иск прокуратуры в полном объеме:

  • Признал незаконным и отменил решение регистратора КП «Регистрация недвижимости и бизнеса» Морозовой О.С. о регистрации недвижимости за ОО «ООО ФСО «Динамо» Украина» от 21.11.17;
  • Признал незаконным и отменил ее же решение от 06.12.2017;
  • Отменил решение государственного регистратора Махортова И.А. от 09.02.2018;
  • Отменил запись в Реестре прав на недвижимое имущество.

И здания водной станции вернулись … непонятно куда.

Казалось бы, надо радоваться тому, что прокуратура захотела и смогла отстоять наши с вами права, но опыт ее работы последние лет 20, когда именно благодаря ее работе в судах были «узаконены» невозможные в законном поле объекты, такие, как «прокурорский» отель «Скопели», например, явно намекали, что ничего не закончено. Намекало на это и то, что, отменяя в суде последствия вполне уголовных действий как регистраторов, так и руководства общественной организации, уголовных дел прокуратура не открыла! Закрыла глаза.

Скажем больше, она не открыла уголовных дел даже после того, как все криминальные факты были установлены судом. Можно ли это считать служебной халатностью (ст. 367 УК) тогдашнего прокурора области Жученко (кстати, также одного из фигурантов уже упомянутого нового дела НАБУ)? Я считаю, что как минимум.

Горсовет между двух стульев

На этом первую часть рассказа об этой афере можно было бы и закончить, но тогда роль в ней горсовета будет отражена не полностью. Дело в том, что прокуратура не одна участвовала в суде, истцом был также и горсовет, чей представитель участвовал в заседаниях. Так, 23.05.2018 года Одесский горсовет предоставил суду ответ на отзыв ОО «ООО ФСК «Динамо» Украины», в котором полностью поддержал позицию прокуратуры! Запомните этот факт.

04.09.2018 «физкультурная общественность» подала апелляционную жалобу, которая рассматривалась в Юго-Восточном апелляционном хозяйственном суде. В заседаниях, напомню, на стороне истца участвовал и представитель горсовета. Однако это не помешало еще до решения апелляционной инстанции Одесскому горсовету решением № 3678-VII от 19.09.2018 дать ООО «Варда Плюс» разрешение на разработку проекта землеустройства на том основании, что имущество, которое суд признал коммунальным, якобы принадлежит ООО. Здесь горсовет сыграл за две стороны сразу. И в данном случае очевидна вина не только директора УКС Алексея Спектора, но и директора юрдепартамента Инны Поповской, подчиненные которой участвовали в суде на одной стороне, а она проверяла и визировала документы на сессию в пользу стороны противной. Даже не знаю, как такие проступки квалифицировать, возможно, следователи это квалифицируют как служебную подделку и предоставление заведомо недостоверной информации (ст. 366 УК).

Но складывается ощущение, что на момент сессии юристы горсовета знали решение апелляционного суда, которое будет вынесено только 05.02.2019, через 5 с лишним месяцев.

Коллегия апелляционного суда не опровергла ни единого факта, установленного первой инстанцией, но решение ее отменила на том основании, что выносить решения о противоправности действий госрегистратора и отменять таковые должен административный суд, а не хозяйственный. Забавно, что в своем постановлении судьи лукаво намекнули прокурорским, что мог бы рассмотреть и хозяйственный, но если бы в иске были требования восстановления имущественных прав, а не только записей в реестре. А общем, указали прокуратуре и горсовету в направлении Окружного административного суда и отменили решение первой инстанции.

Но прокуратура вновь продемонстрировала бездеятельность – в административный суд не пошла и новый иск с имущественными требованиями не выставила, хоть и имела право на то и другое. В кассацию не пошла тоже. Ну, а горсовет, он сам был обязан обратиться в суд еще до прокуратуры, но видимо, там знали, что и зачем делают.

Так коммунальные, по определению, здания опять вернулись к «общественникам». Но зачем им вдруг захотелось оформить право собственности на здания, которыми они беспрепятственно пользовались и без того на протяжении 12 лет (с 2005 по 2017)?

Ответ на этот вопрос будет в следующей части статьи – «земельно-кредитной».

Продолжение следует.

Юрий Никитин

Поділитись на:

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter

Оставить ответ

 Одеська обласна організація «Зелений лист»